Харьковское общество психоанализа и психотерапии
Харьковское общество психоанализа и психотерапии
Харьковское общество психоанализа и психотерапии
Харьковское общество психоанализа и психотерапии

Кинофильм "Повелитель мух"



Эссе к фильму "Повелитель мух" Lord of The Flies

Фильм «Повелитель мух» (режиссёр Питер Брук) был снят в 1963 году по одноимённому роману Уильяма Голдинга, который считается одним из выдающихся произведений мировой литературы XX века.

Прежде всего хочется сказать несколько слов о самой книге и ее авторе.  
Уильям Голдинг английский писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе 1983 года. За почти сорокалетнюю литературную карьеру Голдинг издал 12 романов; всемирную известность ему обеспечил первый из них, «Повелитель мух». Роман вышел в сентябре 1954 года. Изначально задуманный как иронический «комментарий» к «Коралловому острову» Р. М. Баллантайна, он являл собою сложную аллегорию первородного греха в соединении с размышлениями о глубинной человеческой сути. (1)

Являющийся одной из лучших англоязычных книг за последние 90 лет по версии журнала Time и одним из самых спорных произведений в английской литературе, роман «Повелитель мух» Уильяма Голдинга мог быть не изданным. Известно, что изначально автору романа отказало 21 издательство. В конечном итоге получив разрешение на публикацию, Голдинг был вынужден убрать из книги несколько первых глав, описывающих ужасы ядерной войны. В результате этого в той версии, которая была представлена читателям, начало романа как бы повисает в воздухе — военное время (кто с кем и когда воюет?), авария самолета, в результате которой группа эвакуированных английских школьников оказывается на необитаемом острове (где пилот, где родители детей?).

Сам Голдинг всю свою жизнь считал самый свой знаменитый роман «скучным и сырым», а его язык — «школярским» В конце жизни Голдинг не смог заставить себя даже перечитать рукопись в её изначальном, неотредактированном варианте, опасаясь, что расстроится до такой степени, «что сможет сотворить с собой нечто ужасное». Между тем, в дневнике Голдинг раскрывал и более глубокие причины своего отвращения к «Повелителю мух»: «В сущности, я презираю себя, и мне важно, чтобы меня не открыли, не разоблачили, не распознали, не разворошили»(2).

У Голдинга было несчастливое детство: он «рос робким, сверхчувствительным, пугливым мальчиком», страдал от одиночества и отчуждённости. Психологические проблемы его детства были во многом предопределены глубинными классовыми мотивами: отец, обнищавший интеллектуал, преподавал в средней школе, которая находилась неподалеку от элитного Marlborough College. Одним уже только своим внешним видом ученики этого заведения вынуждали юного Голдинга ощутить себя «грязным и униженным». Его стремление к литературному успеху во многом мотивировалось «жаждой мести»: «По правде говоря, у меня в глубине душе было одно желание: утереть нос этим мальборовским…»(3), — признавался позже нобелевский лауреат.

Биограф Уильяма Голдинга Джон Кэрри предполагал, что в жизни писателя имел место некий застарелый «чудовищный» эпизод; «скрытая мерзость», суть которой для посторонних осталась сокрытой. Возможно, это имело отношение к переживаниям раннего детства: известно, что мать Голдинга страдала странным психическим расстройством, которое «с наступлением темноты превращало её в опасную маньячку: она швыряла в маленького Уильяма ножи, осколки зеркала, чайники с кипятком»(4). Дочь Джудит подтверждала: писатель «…презирал себя, и корни этого чувства были очень глубоки. Иногда он относился к этому шутливо, <отделываясь> самоуничижительными насмешками, но иногда чувствовалось, что <где-то в нём кроется> нечто столь тёмное, что он с этим просто не может жить» (5).

Сюжет фильма на первый взгляд довольно незамысловат. Группа английских школьников в результате крушения самолета попала на необитаемый остров. Ни одному взрослому спастись не удалось. Мальчики пытаются выжить и спастись. Однако это не так просто. Сообщество мальчиков на необитаемом острове одну за другой демонстрирует худшие стороны человечества – от неумения и нежелания объединиться в момент опасности до безосновательной жажды власти и немотивированной жестокости.

Дети становятся похожими на племя дикарей, они поклоняются зверю, добывают пищу и даже ведут «межклановую» войну, которая, впрочем, довольно быстро заканчивается. Голдинг показывает, как в обычных английских сорванцах просыпается звериное начало — они становятся все более жестокими, теряют контроль над ситуацией и над самими собой, все глубже уходя в мир детских страхов и суеверий, а также пугающих даже взрослых людей методов борьбы с ними.

Автор мастерски сеет в сердце зрителя, вынужденного наблюдать за тем безумием, которое творят дети, поистине первобытный ужас. Этому способствует не только сюжет: сам темп фильма, события, которые развиваются все быстрее и под конец несутся с пугающей быстротой — это делает фильм «Повелитель мух», внушающим настоящий, неподдельный страх, усиливающийся от осознания того, что завязка фильма, начало сюжета не являются фантастическими. Подобные события могут произойти и в реальности. А раз так, значит, в определенный момент может случиться и все остальное из того, что мы видим на экране.

Метафоричность этого фильма, как и  произведения, как раз и состоит в том, что на месте детей, выброшенных стихией на необитаемый остров, вполне может оказаться любой слой цивилизованного общества. И варварские поступки уже воспринимаются совершенно иначе, как минимум, без осуждения.

Автор в своей работе наглядно показывает психическую деятельность простой "неорганизованной" массы.

Как известно, такая масса крайне возбудима, импульсивна, страстна, неустойчива, непоследовательна и нерешительна, и притом в своих действиях всегда готова к крайностям… она чрезвычайно поддается внушению, рассуждает легкомысленно, опрометчива в суждениях и способна воспринимать лишь простейшие и наименее совершенные выводы и аргументы, массу легко направлять и легко ее потрясти, она лишена самосознания, самоуважения и чувства ответственности, но дает сознанию собственной мощи толкать ее на такие злодеяния, каких мы можем ожидать лишь от абсолютной и безответственной власти. Она ведет себя скорее как невоспитанный ребенок или как оставшийся без надзора страстный дикарь, попавший в чуждую для него обстановку; в худших случаях ее поведение больше похоже на поведение стаи диких животных, чем на поведение человеческих существ. (6)

Ею почти исключительно руководит бессознательное. Импульсы, которым повинуется масса, могут быть, смотря по обстоятельствам, благородными или жестокими, героическими или трусливыми, но во всех случаях они столь повелительны, что не дают проявляться не только личному интересу, но даже инстинкту самосохранения.

Она уважает силу, добротой же, которая представляется ей всего лишь разновидностью слабости, руководствуется лишь в незначительной мере. От своего героя она требует силы, даже насилия. Она хочет, чтобы ею владели и ее подавляли, хочет бояться своего господина.

При совместном пребывании индивидов массы у них отпадают все индивидуальные тормозящие моменты и просыпаются для свободного удовлетворения первичных позывов все жестокие, грубые, разрушительные инстинкты, дремлющие в отдельной особи как пережитки первобытных времен.(6)

 

Главный герой Ральф - спортивный, харизматичный, ответственный мальчик, он избран лидером в начале фильма. Ральф является основным представителем порядка, цивилизации, и продуктивной деятельности на острове. Ральф думает о строительстве хижин, о разведении и поддержании огня, о том, что бы увеличило их шансы на спасение. Пока Ральф имел влияние на других мальчишек, они находились в безопасности. Однако, как группа постепенно уступает диким инстинктам в продолжение фильма, позиция Ральфа стремительно снижается, в то время как влияние Джека на детей становится все сильнее. В конце концов, большинство мальчиков, за исключением Хрюши перешли на сторону Джека. Стремление Ральфа к цивилизации и морали является сильным, он хочет, чтобы их спасли, и чтобы они вернулись в общество взрослых. В некотором смысле, эта сила дает Ральфу моральную победу в конце фильма. Но Ральф не в состоянии понять, почему другие мальчики поддаются низменным инстинктам жажды крови и варварства. Быстро развивающиеся события фильма, Ральфу, как Саймону, помогают понимать, что жестокость существует во всех мальчиках. Жажда крови и насилия, безумные танцы ребят, и убийство Саймона являются трагическим опытом для Ральфа. Его история заканчивается полу-трагически: хотя он и остался жив, и вернулся к цивилизации, когда увидел морского офицера, он плачет от тяжкого бремени этого нового знания о способности человека к злу.

Противоположность Ральфа - волевой, эгоистичный Джек, главный представитель агрессии, жестокости, насилия и стремление к власти. С самого начала фильма, Джек желает власти над всеми. Он в ярости, когда проигрывает выборы Ральфу, и постоянно раздвигает границы своей роли подчиненного в группе. В начале фильма, Джек сохраняет чувство морального приличия и поведения, которые общество ему внушило. Когда Джек в первый раз сталкивается со свиньей, он не в состоянии ее убить. Но вскоре становится одержимым охотой, разрисовывает свое лицо. Чем больше Джек имеет возможность контролировать остальных членов группы, тем более диким он становится. Группа подражает Джеку в насилии и жестокости. Его любовь к власти и насилию позволяют ему почувствовать себя сильным и возвышенным. К концу фильма, на примере Джека мы можем наблюдать, как с помощью страха перед зверем, можно манипулировать группой, и страх использовать как инструмент власти.

Важно заметить, что создавая роман о детях, автор показал себя блестящим знатоком детской психологии — развитие событий в «Повелителе мух» является вполне логичным и выглядит достаточно реалистично. Стоит упомянуть и о великолепном выборе названия. «Повелитель мух» — это перевод имени древнееврейского бога Бааль Зеуе (Вельзевул или дьявол в христианстве). Голдинг дает этому переводу свой смысл: в романе Повелитель мух — это свиная голова, насаженная на палку, вокруг которой на жаре начинают кружиться мухи. Эта голова ассоциируется у детей с их страхами, а также с тем зверем, который сидит в каждом из них. Дети постоянно говорят о Звере, напуганы его присутствием, пытаются спрятаться от него, но не понимают того, что Зверь находится внутри них самих, является их составляющей. Понимает это только лишь один из детей – Саймон. В книге это объясняется через его «диалог» с Повелителем Мух (7):

- Никто тебе не поможет. Только я. А я - Зверь.
Губы Саймона с трудом вытолкнули вслух:
- Свиная голова на палке.
- И вы вообразили, будто меня можно выследить, убить? - сказала голова. Несколько мгновений лес и все другие смутно угадываемые места в ответ сотрясались от мерзкого хохота. - Но ты же знал, правда? Что я - часть тебя самого? Неотделимая часть! Что это из-за меня ничего у вас не вышло? Что все получилось из-за меня?

 Едва ли найдется ребенок, не боявшийся темноты или животных. Страх темноты можно свести к страху одиночества.

Одиночество представляет объективную опасность для беспомощного ребенка. На самом деле ребенок не боится объективных опасностей, поскольку не способен их оценить. Ребенок страшится не столько травматической ситуации, сколько гибели от возбуждения. Тревоги вызваны не объективной беспомощностью ребенка, а его беспомощностью перед собственными влечениями, которые он не способен удовлетворить (разрядить) без поддержки других людей. По словам Фрейда, ребенок не знает лучшего способа овладеть своим вожделением в отсутствии любимого человека, чем трансформация вожделения в тревогу (8).

Отношение тревоги к инстинктивным конфликтам наиболее очевидно в фобиях животных. Ребенок легко может вообразить человеческих существ в виде животных (9), и животные, вызывающие фобии, как правило, замаскировано представляют человеческих существ, обычно отца. Репрезентация отца в качестве животного означает сексуально возбужденного отца. Эта репрезентация выражает восприятие отца как звероподобного существа, т.е. страстного, сексуального, агрессивного. Пугающий аспект отца иногда выражает его карающую (кастрирующую) силу.

Но не все фобии животных возникают таким путем. Животное не обязательно символизирует страшного родителя. Иногда на животное проецируются собственные влечения.(10)

Каждый возраст обладает определенным условием [возникновения] страха, т. е. ситуацией опасности, адекватной ему. Опасность психической беспомощности соответствует стадии ранней незрелости Я, опасность потери объекта (любви) - несамостоятельности первых детских лет, опасность кастрации - фаллической фазе и, наконец, занимающий особое место страх перед Сверх-Я - латентному периоду. В процессе развития старые условия страха должны отпадать, так как соответствующие им ситуации опасности обесцениваются благодаря укреплению Я. Страх перед Сверх-Я обычно не должен исчезать, так как он в качестве страха совести необходим в социальных отношениях, и отдельный человек только в самых редких случаях может стать независимым от человеческого общества. (8)

Нельзя также отрицать важности существования агрессивных влечений.

Фрейд в описании склонности к деструкции указывает, что «не нашедшая выхода агрессия может означать тяжелое повреждение; все выглядит так, как будто нужно разрушить другое и других, чтобы не разрушить самого себя, чтобы оградить себя от стремления к саморазрушению…

Ограничение своей агрессии является первой, возможно, самой серьезной жертвой, которую общество требует от индивидуума.

Но следует признать, что Я чувствует себя не очень-то хорошо, когда его таким образом приносят в жертву потребностям общества и оно вынуждено подчиняться разрушительным намерениям агрессии, которую само охотно пустило бы в ход против других. Это как бы распространение на область психического той дилеммы - либо съешь сам, либо съедят тебя, - которая царит в органическом живом мире. К счастью, агрессивные влечения никогда не существуют сами по себе, но всегда сопряжены с эротическими. Эти последние в условиях созданной человеком культуры могут многое смягчить и предотвратить»(8).

Подводя итог, хочется сказать, что оказавшись в неконтролируемой среде, человек, первым делом, стремится установить в ней свой порядок: он тщательно подбирает методы воздействия на окружение, пытается учредить главенствующий орган. Но бесполезность этого занятия и безысходность ситуации приводят его в уныние. Лоск цивилизации постепенно сходит, поступаясь местом животным инстинктам самосохранения. И начинается обратный этап эволюции.

Все материальные ценности теряют свою значимость. Запретов больше не существует. Это и есть та воспетая гармония свободы. Убивай, чтобы жить. Живи, чтобы убивать. Деградация мысли уничтожает сознание, темная жажда смерти живет в каждом из нас, и совсем не важно, ребенок ты или взрослый.

 Источники:

  1. http://ru.wikipedia.org/wiki/Голдинг,_Уильям
  2. Peter Conrad William Golding: The Man Who Wrote Lord of the Flies by John Carey. www.guardian.co.uk (2009).
  3. Dwight Garner A Talent for Writing, and Falling Into Things. www.nytimes.com
  4. Peter Conrad William Golding: The Man Who Wrote Lord of the Flies by John Carey.  ://www.guardian.co.uk.
  5. William Golding Daughter’s memoir. www.guardian.co.uk.
  6. З.Фрейд. «Психология масс и анализ человеческого Я», 1926.
  7. У.Голдинг «Повелитель мух», 1954.
  8. З.Фрейд «Лекции по введению в психоанализ и новый цикл»(1933); (2006) М.-607с.
  9. З.Фрейд «Тотем и табу» (1912-1913).
    10.  О.Фенихель «Психоаналитическая теория неврозов» (2005); М.- 847с.

Татьянa Науменко