Харьковское общество психоанализа и психотерапии
Харьковское общество психоанализа и психотерапии
Харьковское общество психоанализа и психотерапии
Харьковское общество психоанализа и психотерапии

Кинофильм "Внутри я танцую"



Эссе к кинофильму «Внутри я танцую»

«Внутри я танцую» — художественный фильм ирландского режиссера Дэмиена О’Доннелла.

Майклу 24 года, и почти всю свою жизнь он провел в доме для инвалидов, куда попал с церебральным параличом. Он знакомится с новым пациентом клиники — Рори О’Шеем, которого приковала к инвалидной коляске мышечная атрофия.

Перед нами появляется жесткая,  ограничивающая и обезличивающая система – интернат для людей с ограниченными возможностями. Он требует соблюдения четких норм и правил, символизируя Супер-Эго.

Люди, пребывающие в интернате, находятся в прямой зависимости от данного жесткого института. Состояние здоровья героев сразу наталкивает на мысль, что возможности сепарироваться и проявлять самостоятельность попросту нет. Находясь в унизительной зависимости, пациенты постоянно подвергаются нарушению собственных границ (их моют, переодевают). В интернате нет места для личности, нет места для Я, не границ и места для бессознательного.

Методом защиты от подобной структуры и собственных ограниченных возможностей представляется сверхкомпенсация в частности и нарциссические защиты в целом. Мы также можем увидеть проявление всемогущего контроля и ухода в фантазии.

Для людей с ограниченными возможностями нет спектра для выражения бессознательного. Это компенсаторный мир, в котором реальность может быть лишь внутренней.

Фильм можно представить как контакт двух частей – маниакальной и нарциссической (Рори) и депрессивной (Майкл).

Когда на экране появляется Майкл, создается впечатление, что он абсолютно беспомощен. Он обездвижен, его речь нарушена настолько, что никто его не понимает. Он одинок и депривирован.

Персонаж Рори буквально врывается в сложившуюся ригидную систему интерната. Он бунтарь – слушает музыку допоздна, игнорируя правила, конфликтует с персоналом, неустанно сексуализирует и требует соблюдения личных границ. Образ Рори несет энергию Ид; его манифестирующее поведение, маниакальное всемогущество и стремление выстроить собственные границы вносит переполох и вызывает негодование в больнице. Именно эти проявления и являются притягательными для Майкла. В то же время, только Рори понимает речь Майкла.

Невыносимые для Рори ограничения интерната стимулируют его добиваться выписки. Маниакальное всемогущество Рори заставляет и Майкла поверить в то, что сепарация возможна.

С началом самостоятельной жизни появляется Шивон (либидо). Мы видим, что в этой ситуации Рори продолжать использовать нарциссические и маниакальные защиты, хотя, несомненно, ему это дается сложнее. Рори старается обесценить всех и вся, оставаясь на поверхности чувств и не позволяя себе желания близости и контакта.

Однако Майкл меняется – в нем пробуждается либидо, стремление обладать Шивон и он, в отличие от Рори, позволяет себе испытывать эти чувства и признается в них.

Мы видим, как Рори тяжело наблюдать как Майкл танцует с Шивон. Он переживает за друга, но также старается держаться на дистанции, так как Майкл является напоминанием об ущербности самого Рори. Заболевание Рори и его знание о скорой смерти проясняет нам особенности его поведения и чувств, увлечение принципом удовольствия.

Финал картины показывает нам, что Майклу удалось интегрировать некоторые части Рори, ставшие для него возможностью для дальнейшей самостоятельной жизни, адаптации и налаживания отношений.

 Не зря второе название фильма – «Здесь был Рори»

И лишь остается вопрос – обязательна ли смерть Рори в данных отношениях?

 

Алпатова К.С.